Poēma par Ivu Montānu


http://www.youtube.com/watch?v=pZLSM40V0o8&list=FLvccHUjVZ0DMn1fH20yGGPg&index=7&feature=plpp_video

Poēma par Ivu Montānu

 Šo tekstu varbūt būs interesanti palasīt tiem, kuri atceras padomju laikus.
Tiem, kuri neko nezina par tiem laikiem tas nebūs saprotams, jo viņiem nav ne jausmas kā bija tad, kad ar Rietumiem nebija nekādu sakaru, bija aizliegts viss, kas no turienes nāca - teksti, mūzika, ziņas, jebkāda informācija.
Pie manis tas atnāca no Krievijas apm. 1960-tajos gados, kad Maskavā  jau bija paviesojies franču dziedātājs Iva Montans.
   Tekstu ieguvu t.s. "samizdatā" - rokrakstā.
   Spriežot pēc tā, ka poēma uzrakstīta gana talantīgi, autors varētu būt kāds tolaik ievērojams krievu dzejnieks.

http://www.youtube.com/watch?v=uEOK5oyKhio&feature=relmfu

 От автора

Поэма сия, написанная с непременным уважением к даровитым артистам Франции, имеет своей целью поставить на осмеяние тех деятелей нашего искусства, которие в поисках саморекламы, в чрезмерном преклонении перед всем иноземным предали в забвению не мало важных чувств собственного достоинства.

Автор не тешит себя мыслю, что он написал масштабное произведение, претендующее на широкую популярностью Он написал его для своих друзей, да бы излить чувства, переполняющие его в эти дни. Поэтому автор пожелал остаться неизвестным.

Я сам весьма люблю Париж,
Хотя и не был я в Париже.
Когда о нем заговоришь,
Париж становится поближе.

Живет в сердцах у нас Вольтер,
Благоговим мы все Марату
И даже Жан-Батист, Мольер
Гуляет с нами по Арбату.

Корнель, Расин, Роллан, Руссо
Анри Барбюс и Пикассо –
Мы все их любим, чтим, читаем,
Французов гений почитаем.

Марию любим Казарес,
Мы помним Ансерье гитару.
Любя культуру и прогресс,
Бернар мы уважаем Сару.

Но, сердцем чтя талант французский,
Не забываем ни на час
И помним все, что Пушкин – русский,
Что Гоголь тоже есть к насю

Читатель, это не забудь,
Начнем поэму, в добрый путь!

* * *
ГЛАВА 1.

Несет нам радио известье,
Что не во сне, а наяву
Сам Ив Монтан с супругой вместе
Летят в Советскую Москвую

Сам Ив Монтан! Певец Парижа!
Дитя марселских молодцов!
Ведь он Шаляпина не ниже,
Как объяснил нам Образцов.

Танцор, который дивно скачет,
Движеньями пленяя зал.
«Французский гений, не иначе,»
Так С.Юткевич нам сказал.

Отпрянул зритель от экранов,
Девиц бросает в хлад и жар.
Не существует Глеб Романов,
Забыт, забыт Филипп Жерар.

Летит он. Им полны газеты.
На нем эстрада строит план,
Нам улыбается с портретов
Француз – красавец – Ив Монтан.

Джеротти, Даниель Дарье
Звучит сегодня как старье.
Оплеван Роберт Тайлор свински,
Монтан затьмил собой весь свет,
Как будто и не пел Вертинский,
Сильваны Пампанини – нет.

Девицы высохли у касс,
Ночами в очереди млея.
И волнованье психов масс
Уж достигает апогея.

Не в силах дурость превозмочь,
«Приедет,» шамкают старухи,
А у гостинниц потаскухи
Уже дежурят день и ночь.

А на квартире Образцова,
Как не бывало много лет –
Белье стирает образцово,
В сортир проводят синий свет.

И покупают хризантемы,
И отkрывают чемодан,
И нет другой в квартире темы –
Монтан, Монтан, Монтан, Монтан.

Утесов мрачно хмурит брови,
А Райкин думает небось –
«Монтан, как много в этом слове
Для сердца русского слилось!»

* * *
На Внуковском аэродроме
Все собрались сегодня, кроме
Тех, кто не смог сюда придти –
К Монтану все ведут пути.

Кругом цветы, кругом букеты,
Пальто и шубы, и жакеты.
Все шепчут – «Господи, спаси!»
«Монтан bonjour, Монтан merci

Все ждут поющего кумира
Того, совсем другого мира
Поскольку слышали, как он
Пел по-французски «C est si bon»

Нет самолета, а пора
Давно прибыть. Вдруг шум в народе,
И толпы грянули «ура!»,
Увидев точку в небосводе.

«Ура!» и вновь опять «ура!»
Над полем раслатилось громом.
Свои лучи прожектора
Скрестили над аэродромом.

Летит снижаяст самолет,
Звенит пропеллер как гитара.
Всем показалось – Он поет
Про те Парижские бульвары.

Смешались в кучу кони, люди,
Бегут, друг друга теребя,
Хватают полных дам за груди,
Худых сминают под себя.

Лягают, топчут, рвут карманы,
Смели милиции заслон.
«Выходят! Вот они – Монтаны!»
Раздался общий дружный стон.

Бегут какие-то актеры,
За ними фоторепортеры,
И кажется, со всех концов
Бежит к Монтану Образцов.

Вот слева он, а вот он справа,
А вот он в центре меж людьми –
«Пустите! Я имею право!!
Я друг его! Я cher ami

Пробился, сделал два поклона –
«Musju Монтан! Вам ничего?
И он, как орден Легиона
Повис на шее у него.

Монтан хотел задать вопрос
Про поведенье Образцова,
Но, зацелованный в засос,
Певец не мог сказать не слова.

Его известная жена
Была весьма удивлена,
Увидев Образцова ближе,
Чем приходилось ей в Париже.

И стало много легче им,
Когда супруги сели в ЗИМ,
Поскольку встретившие дяди
В других машинах перли сзади
И дали им передохнуть
На пять минут хоть как нибудь.

* * *

ГЛАВА 2

Театр сверкает, ложи блещут,
На сцене долгожданный Ив.
Мужья и жены рукоплещут –
«Как он поет!» «Как он красив!»
«Какой pronons!» «Какое ЭР!»
Какой фурор в эс эс эс эр!»

«Меня он взял буквально в плен
Своею песенкой «Gamen!» -
«А я сдержалась еле-еле,
Когда он пел свои Качели!»
«Я громче всех кричала «бис»
Чуть было не упала вниз!»

«А я, когда он пел „Стилягу”,
Вот подойду к нему и лягу –
«Бери меня! Срывай нейлон!
Бушует чувств во мне мильен!»

А он стоит, расставив ноги,
Улыбки расточает он.
И про оливи у дороги
Поет, держась за микрофон.

«Какой артист!» - «Звезда!» - «О боже!»
«Какой певец!» - «Ай ну и ну!»
И Образцов, усевшись в ложе,
Пускает на пиджак слюну.

Его супруга, севши рядом,
Глядит на всех безумным взглядом
И шепчет – «Это наш Монтан,
Он нам с тобой на счастье дан!»

А на балконе две девицы,
Весьма известные в столице,
Раскрывши рот как чемодан,
Одна орет – «Иван Монтан!»

А рядом у ее подруги
Чулок порвался от натуги,
Трещит бюстгалтер, то она
Сегодня радостью полна.

И не дыша следит за тем,
Как он поет Ne tem, ne tem.
Звучит мелодия Косьма
И в зале все сошли с ума.
* * *
И вот конец в конце концов, -
Нет, не конец, скрывать не стану.
На сцену вышел Образцов
И скромно двинулся к Монтану.

Он шел, чтоб видели, как скромен,
Хотя талант его огромен,
Чтоб увидали как он прост,
Ссутулясь шел, не в полный рост.

Чтоб видели его волненье
На миг застыл в оцепененье
И робким голосом слазал,
Но так, чтоб весь услышал зал:

«Musju Монтан!» Произношенье
У многих вызвало сомненье,
Но тем не менее произнес
Он это по-французски – в нос.

«Musju Монтан! Такого рода
Вам поздравленье я припас,
От имени всего народа
Сейчас приветствую я вас!»

«Вы гений! Вы, musju, кумир!
Вы самый чудный, благородный,

Вы... Вы, musju, борец за мир,
Великий деятель народный!»
Я поцелую вас, mon cher,
От всех, кто есть в СССР!»

И, губы вытянув к Монтану,
Идет с улыбкой, как холуй ...
..............................................
Нет, я описывать не стану
В поэме этот поцелуй.

Когда раздался этот чмок,
Все поскакали в исступленьи ...
.........................................
Я это выдержать не мог,
Я был, признаться, в изумленье.

Как будто рушилась гора,
Дробясь и низвергаясь в дали.
Кричали женщины «ура!»
И в воздух челюсти бросали.

Ревел в безумной тряске зал,
Подвески люстр звеня дрожали ...
.........................................
Я сотой доли не сказал
Того, что было в этом зале.

* * *
Пусть песня мчится, песня скачет,
Пусть Образцов поет и плачет,
Пусть Райкин тянется за ним ...
Мы догонять их не хотим.
* * *
Читатель видит, видим все мы,
Что нужен вывод из поэмы.
Так sil vu ple musju ardam,
Сейчас я вывод этот дам.

Монтан певец большого класса –
Доволен зал, довольна касса,
Но для чего, скажите нам,
Так подхалимски ползать там?

И тот, кто лезет с поцелуем,
Кто хочет выглядеть холуем,
И тянет за собою жен,
Тот очень жалок и смешен.

Монтан гремит на всю Европу.
Спасибо, что приехал он,
Но целовать за это ...
Как говорится mill pardon!

* * *
http://www.youtube.com/watch?v=sYDcpWBTpzo&feature=related